serdyukov-vp.ru Войти  Регистрация   Правила блога  

Блог Валерия Сердюкова

СПИСОК ТЕМ    


Уверенность в завтрашнем дне - 25.07.2007

 

выпуск № 135 от 25.07.2007 г.

1 августа исполнится 80 лет со дня основания Ленинградской области. Понятно, что к юбилею областные власти готовятся активно, вот и сегодня в Доме правительства Ленинградской области состоится приуроченная к грядущим праздникам пресс-конференция губернатора Валерия Сердюкова. А мы встретились с главой региона накануне, и разговор начался с нашей недавней публикации – целой полосы, посвященной областному детскому центру «Россонь».


– Читал эту статью, – сказал Валерий Павлович. – Отличная статья, спасибо. И сам центр «Россонь» достоин внимания, он хорошо работает. Мы планируем перевести его на круглогодичный режим работы – важно, чтобы как можно больше детей получили возможность отдохнуть и набраться сил в комфортных условиях.

– Можно ли сказать, что Ленинградская область делает сегодня особый упор на работу с детьми и молодежью?

– Именно так. В отсутствие федерального закона о молодежи мы фактически реализуем собственную детскую и молодежную политику, направив на эти цели более миллиарда рублей. У нас работают все детско-юношеские спортивные школы, мы строим детские сады – это притом что дошкольные учреждения мы коммерческим структурам не продавали вовсе. В этом году построим четыре новых детских садика в Волхове, Выборге и Всеволожске. Уже через три года в каждом райцентре области появится хороший спорткомплекс, каток, лыжные трассы, будут центры занятости и досуга. Сегодня достраиваются бассейн, теннисный корт и стадион в Выборге, спорткомплексы в Кировске, Волхове и Гатчине. В июле открыли круглогодичный оздоровительный лагерь «Ветерок» на 400 мест с общежитием, спортзалами, столовой и учебными корпусами. В поселке Кузьмолово создается спортивный центр для юношества, где в течение года будут преподавать 40 лучших тренеров разных видов спорта. В последних двух проектах мы делаем упор не на школьников, а на учащуюся и рабочую молодежь – основу экономики края в ближайшем будущем.

– Но, чтобы стать этой основой, чтобы прийти на завод или фабрику, нужно иметь хорошую специальность. Как обстоят в Ленобласти дела с профессиональным образованием?

– Мы не разрушили систему ПТУ, как это случилось у некоторых соседей. Более того: ежегодно формируется госзаказ на выпускников по тем или иным специальностям, а работодателей стимулируем квотировать места для молодых специалистов – будь то инженеры, техники или рабочие. Организована система учебных практик.

– Говорят, вы обучаете ребят не только из Ленобласти...

– А почему бы и нет? В 2006 году в наши профессиональные учебные заведения поступили двести ребят из Вологодской, Псковской, Тверской и Новгородской областей. На полное наше обеспечение. Все они по окончании училищ будут работать на предприятиях нашей области. Должен сказать, что я не сторонник ругать сегодняшнюю молодежь. По-моему, представители нового поколения не хуже предшественников: они тянутся к знаниям, хотят работать. Есть, конечно, наркоманы – но разве не было в 1980-х токсикомании, когда молодежь собиралась в подвалах и дышала клеем? В каждом поколении есть те, кто портит картину. К сегодняшним молодым я отношусь, если можно так выразиться, с осторожным оптимизмом. На них ляжет ноша возрождения промышленности.

– А сегодня молодым спецалистам есть где работать?

– Работы в области хоть отбавляй. Причем в порту Приморск, например, можно получить зарплату до 30 тысяч рублей в месяц. При этом ты не будешь «по уши в мазуте»: новые предприятия, которые мы строим по всей территории области, максимально автоматизированы. Как работает оператор в Усть-Луге: наблюдает за процессом по монитору, нажимает кнопку – и вагон с углем разгружается за две секунды...

– Кстати, а как вообще строится этот порт?

– В 2007 году грузооборот порта составил 9 млн тонн – это генеральные грузы, нефтеналив и сыпучие. К 2010 году выйдем на уровень 35 млн тонн в год – это оборот мирового порта средней руки, а в России Усть-Луга будет одним из крупнейших портов. Только контейнеров в 2010 году через эту гавань пройдет три миллиона. Для сравнения: через порт Санкт-Петербург за год проходит примерно 1,2 млн контейнеров.

– В Усть-Луге ведь еще собирались строить город...

– Город будет. Уже есть проект поселка на 10 – 15 тысяч человек, что расположится в живописном месте недалеко от порта. А еще мы реконструируем шоссе Усть-Луга – Новгород, электрифицируем железную дорогу Гатчина – Кингисепп, что позволит существенно увеличить ее грузооборот.

– Словом, западные районы области превращаются в большую стройку...

– Да. Помимо Усть-Луги в этом регионе планируется масштабное строительство блоков замещения Ленинградской атомной станции, что создаст до десяти тысяч новых рабочих мест. В этом году начнем строительство первого блока, закончить его нужно к 2013 году. К 2020 году в строй нужно ввести все четыре энергоблока. Кроме того, мы возрождаем производство в Сланцах.

Должен отметить, что отдаленные районы области тоже требуют пристального внимания. Про Тихвин мы уже говорили, много делается в Бокситогорском, Лодейнопольском и Подпорожском районах. Здесь на первое место выходит деревообработка и пищевая промышленность. Так, в Бокситогорском районе мы запускаем большой лесозавод производительностью 650 тысяч кубометров пиломатериалов в год. Заметьте: пиломатериалов, высокотехнологичной продукции. Кругляк вывозить на экспорт – потеря больших денег, это нужно прекращать.

– Развитие промышленности возможно при наличии инвесторов. Как выглядит карта иностранных инвестиций в регион?

– На первом месте – американские компании: «Форд», «Филип Моррис», «Крафт Фудс». Это наша автомобильная, табачная и пищевая промышленность. На втором месте – скандинавы: Швеция, Дания и Финляндия. Они специализируются на лесной и деревообрабатывающей промышленности. Третье место занимают инвесторы южной Европы – испанцы и итальянцы, они хорошо налаживают выпуск строительных материалов. Уже сегодня каждая четвертая плитка, купленная российскими потребителями, произведена в Ленинградской области.

– Сейчас в моде крупные нефтяные и газовые проекты. Как в этом участвует регион?

– Активнейшим образом участвует. Реализован проект «Балтийская трубопроводная система-1» (БТС-1) с выходом в порты Приморск и Высоцк, сюда идет 76 млн тонн нефти в год. На подходе – проект БТС-2 с выходом на южные порты области.

В ноябре в порту Приморск будет запущен нефтепродуктопровод для «Совкомфлота» – загрузим их по полной. В бухте Ермиловская Выборгского района строится завод по выпуску сжиженного газа в объеме 5 млн кубометров в год. Сжиженный газ – очень востребованный на мировом рынке продукт, он позволяет снять зависимость от газопроводов и продавать газ любому потребителю в любой стране мира. И это очень технологичное производство.

– Многое из того, что вы перечислили, относится к разряду опасных производств. Не нарушится ли экология края?

– Экология – очень важное дело. С одной стороны, можно понять жителей и экологов: нефтепереработка, порты, машиностроение – опасные производства. Кроме того, мы находимся на Балтике, а это море девяти стран, и восемь наших соседей волнует, как мы будем хозяйствовать. Поэтому могу с уверенностью сказать: никаких выбросов на новых предприятиях не допустим! В акватории того же порта Приморск проводились исследования, результаты которых удивили: качество воды в заливе после строительства порта стало выше, чем раньше. Загадка объясняется просто: стали работать очистные сооружения, перерабатывающие все стоки, в том числе и ливневые. Раньше именно с ними в залив попадала грязь.

Осмелюсь предположить, что сегодня следует больше опасаться выбросов мазута в акватории Невы, чем загрязнения от наших новых предприятий, построенных с учетом всех экологических требований.

– С промышленностью разобрались. А как дела на селе? Область не подвергнется «тотальной индустриализации»?

– Ни в коем случае, мы поддерживаем объем земель сельскохозяйственного назначения. Об этом, помнится, я уже говорил в редакции «Санкт-Петербургских ведомостей» в самом начале года. Скажу лишь, что если мы сохраним темпы роста сельхозпроизводства, то года через два петербургские потребители забудут, что такое мясо из Аргентины, как уже забыли о существовании «ножек Буша».

– При условии, конечно, если удастся наладить сбыт и сетевые магазины станут покупать продукцию местных производителей...

– Конечно. Меня обескураживает, что треть всех молочных продуктов на прилавках наших супермаркетов сделана из восстановленного молока! Это в регионе с мощной молочной промышленностью! Делать сметану, мороженое и йогурт из порошкового молока – преступление, ни в одной европейской стране этого нет. Еще одно варварство – продавать размороженное импортное мясо под видом охлажденного. Да, оно дешевле: в ряде стран, таких как Аргентина или Австралия, животноводам даются немалые дотации, поэтому их мясо недорогое. Но его везут за тридевять земель! У нас мясо еще пару раз разморозят и заморозят – и что мы в результате едим?

Конечно, есть претензии и к нашим производителям. Надо сокращать непроизводственные расходы, больше думать о рекламе, о подаче своего товара. И сегодня уже есть примеры того, как это делается.

– Проводит ли сегодня областная власть мониторинги общественного мнения? Что больше всего беспокоит жителей региона?

– Мониторинги, конечно, есть. А больше всего людей волнует качество дорог: сегодня эта проблема вышла на первое место. На мой взгляд, причина здесь в отсутствии целевого дорожного фонда в каждом регионе, куда бы поступали средства от транспортного налога. Такие фонды существовали до 2000 года, и благодаря этому в Ленинградской области были построены обход Гатчины и Лодейного Поля, произведено расширение Мурманского шоссе, многое другое. Но потом деньги ушли в специально созданное федеральное агентство. К сожалению, мы не можем определять его политику. Регионы снова поставлены в роль просителей. Мы делаем все, что в наших силах, но общая картина с дорогами укладывается в пословицу «Губы подкрасили – шею не помыли». Где-то подремонтировали, но еще больше осталось.

– А что на втором месте в списке проблем?

– Состояние жилищно-коммунальной системы. Радует, что проблемы зарплаты, образования и здравоохранения отошли на второй план. Значит, люди действительно стали жить получше. Вообще же проблем множество. Вот такая, например: мусор, особенно вблизи трасс и дачных поселков. Об этом писалось много, причем всю ответственность иногда пытались возложить на население: раз они сорят – значит и виноваты. Но если мусор выкинуть просто некуда, если нет контейнерных площадок – как людям поступать? На мой взгляд, организовать правильное складирование и вывоз мусора – задача прежде всего муниципальной власти. И мы серьезно работаем с органами местного самоуправления, чтобы они следили за тем, насколько загажена их территория, даже если речь идет о дачных массивах. Планируем справиться с мусором в течение двух-трех лет.

– Не можем не задать самый популярный в последнее время вопрос: что вы думаете о возможности слияния Санкт-Петербурга с Ленинградской областью?

– Мое мнение всем известно: я против такого объединения. И не потому, что боюсь потерять место. Уверен, что в течение пяти лет, когда я буду губернатором области, слияния не произойдет по чисто техническим причинам, даже если такое решение будет принято. Это процесс объективно очень долгий. Но что мы получим от объединения? Огромный по численности населения и территориально разбросанный регион, где губернатор будет разрываться между приемами послов, королей в Петербурге и визитами в Подпорожье или Пикалево. И сколько раз он сумеет посетить отдаленные уголки края?

И вот еще какая дилемма возникнет: какую дорогу ремонтировать в первую очередь – Приозерское шоссе или Невский проспект? Угадайте, в чью пользу будет выбор, если известно: по Приозерскому шоссе высокий зарубежный гость вряд ли поедет.

Другой аспект – какая судьба ждет в таком случае Санкт-Петербург, вторую столицу России? Похоже, судьба рядового областного центра. Северная Пальмира станет обычным муниципальным образованием – таким же, к примеру, как Пикалево. Или как Екатеринбург в Свердловской области, Архангельск в Архангельской области, Сыктывкар или Ухта – в Коми и так далее.

Мне кажется, что идея с объединением субъектов была актуальна в конце 1990-х, когда ряд небольших, но гордых регионов пытался разнести Россию в разные стороны. Сейчас такого нет. Когда речь идет о слиянии арктических регионов – Магадана и Чукотки, Эвенкии и Красноярского края, – это объяснимо. Небольшие национальные автономии и в советские годы не были полностью самостоятельными, имея общий бюджет с основным регионом. Но зачем объединять город на Неве, крупнейший мегаполис, и не самую малонаселенную область? Получится регион, которым трудно будет управлять и в котором народу будет очень тяжело достучаться до власти. А ведь наш народ до сих пор власти верит, к власти обращается за помощью и поддержкой...

– Что бы вы хотели пожелать нашим читателям в заключение?

– Желаю полнейшей уверенности в завтрашнем дне. Это очень важно в нашей сложной, но очень интересной жизни.

Подготовил
Александр ВЕРТЯЧИХ

Санкт-Петербургские ведомости

Вернуться к списку комментариев Версия для печати
 
Официальный портал Администрации Ленинградской области
Авторизация