Главная Новости Политики На саммите Москву опять будут учить «демократии»

На саммите Москву опять будут учить «демократии»

E-mail Печать PDF
Новость на Newsland: На саммите Москву опять будут учить «демократии»

Эксперты KM. RU разошлись в оценках практической целесообразности данного мероприятия.

Человеку непосвященному, ознакомься он с ходом подготовки к очередному саммиту Россия - ЕС, наверняка могло показаться, что он как минимум что-то сильно недопонимает, если и вовсе не сходит с ума. Страна, неустанно декларирующая особый относительно Европы и вообще западной цивилизации путь, как выясняется, более всего ждет от грядущей встречи смягчения, а то и вовсе снятия визовых барьеров с Европой.

Хотя если послушать наши официальные источники, то ничего такого, что как-то ущемляло бы наше государственное чувство собственного достоинства, в этом жесте нет. Снятие (в идеале) визовых барьеров, говорит пропаганда, нужно нам не праздности ради, не для того, чтобы бесцельно проводить уик-энды на Лазурном Берегу или в магазинчиках Милана, а чтобы студенты, бизнесмены и ученые имели больше возможностей познавать и перенимать опыт индустриально развитых стран и насаждать его в России, как картошку при Петре I или кукурузу при Хрущеве.

Но вот что смущает при этом (и далеко не только наших «европейских друзей»), так это требование освободить российских чиновников от виз вообще. Вот тут в Брюсселе взбунтовались: к чему это такая радость? Чиновник - это он у себя в стране фигура знаковая, статусная и деловая, а за границей он либо турист, либо командировочный. Последних Европа готова видеть у себя с биометрическими служебными паспортами без виз, но числом не более 15 000 голов и исключительно по делу. Никакого туризма и прочих «частных вопросов». С этими делами - в общую очередь, к студентам, бизнесменам и ученым.

В принципе, по тем вопросам, которые касаются борьбы с коррупцией, привилегиями и прочим, с европейцами даже и не подискутируешь. Удивляет тут скорее то, что Брюссель в принципе решился выделить российское чиновничество в отдельный класс (хотя бы 15 000 счастливчиков), хотя, в общем-то, сложно понять, почему и исходя из чего посещение бюрократом Европы приоритетнее, чем деловая поездка бизнесмена или посещение нашим ученым симпозиума. Чиновникам виднее, наверное.

Однако все равно диалог о визах с наибольшей долей вероятности увязнет во все той же хорошо прополотой почве прав человека. К этой теме европолитики сводят уже, наверное, решительно все выносимые на международный уровень вопросы. С правами человека, как мы понимаем, у нас, с точки зрения Европы, не фонтан. Значит, простым гражданам пока можно и расслабиться: чиновникам пока доведется попотеть в очередях, ну а студенты-бизнесмены-ученые - народ в наших условиях очень даже закаленный.

В беседе с обозревателем KM.RU политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин предельно категорично высказался о саммите Россия - ЕС как таковом:

- Честно говоря, нам этот саммит не нужен в принципе, и уж, во всяком случае, никак не два раза в год. Раз в два года - еще куда ни шло. И наши нынешние ожидания отмены визового режима со странами ЕС не имеют под собой оснований уже хотя бы в силу того, что Европа не откроет свои границы как минимум до тех пор, пока мы не закроем границы со Средней Азией. Как минимум - потому что разговоры по правам человека начнутся уже потом.

По сути, каждый саммит ЕС - Россия есть акт национального унижения для России, поскольку мы раз за разом не слышим от них никакого конструктива, зато в итоге остаемся с грузом поучений, как нужно строить демократию. Практического смысла в этих встречах нет. Это такое дежурное мероприятие для чиновников, которым хочется пообщаться друг с другом на фуршетах. Наверное, в этом и есть главный смысл этого мероприятия на сегодняшний день...

С коллегой не согласился известный политолог и публицист Анатолий Вассерман:

- Встреча на высшем уровне российского руководства и руководства Европейского союза, несомненно, полезна - просто потому, что сейчас именно Евросоюз является одним из главных торговых партнеров России, и желательно, чтобы это торговое партнерство не осложнялось политическими спорами. Свидетельством таких политических споров в первую очередь и является существование визового режима между Россией и странами Европейского союза. Что ни говори, а преобладающий мотив для существующего с ними визового режима - именно политические разногласия, а не экономическое неравенство. В конце концов, при безвизовом режиме правильно поставленная миграционная служба предотвращает перенасыщение рынка рабочей силы дешевыми мигрантами.

Кроме того, нельзя забывать, что в Европейском союзе хватает и своих поставщиков дешевой рабочей силы, таких как Польша и Румыния. На их фоне Россия как раз не создаст никаких дополнительных осложнений. В конце концов, даже при всех перекосах нашего рынка уровень жизни в нашей стране, в общем-то, повыше румынского. И понятно, что наличие визового режима между Россией и Европейским союзом - это свидетельство в первую очередь политических расхождений.

Но, с другой стороны, я бы вообще не ставил снятие визового режима основной целью встречи, а рассматривал бы его только как один из множества индикаторов наличия серьезных политических расхождений. Понятно, что какие-то политические расхождения между Россией и Европейским союзом останутся в любом случае, хотя бы потому, что стратегической необходимостью для нашей страны является восстановление России в тех границах, в которых наше единое государство пребывало с 1946 по 1991 годы. Хотя оно и называлось тогда Советским Союзом, но, по сути, представляло собой все ту же историческую Россию.

Но для Европейского союза, как и для США, важнейшая стратегическая цель - не допустить нашего воссоединения хотя бы уже потому, что в этом случае мы не сможем полностью сосредоточиться на внутреннем рынке и вынуждены будем поставлять значительную часть своего сырья на Запад. Поэтому я полагаю, что фундаментальное политическое расхождение между нами сохранится до тех пор, пока мы все-таки не восстановим свою страну и не снимем все надежды Запада на то, что обломки страны будут по-прежнему дешевыми поставщиками сырья. Но если отвлечься от этого фундаментального противоречия, то все остальные разногласия между Российской Федерацией в ее нынешнем виде и Европейским союзом в принципе могут быть урегулированы и сняты.

В любом случае, даже после воссоединения нашей страны Европейский союз все равно останется для нас главным партнером, причем в этом случае уже не только торговым, но и политическим. Когда нам нечего станет делить, мы сможем искать в политике много общих ходов и решений. Но думаю, что даже сейчас мы можем снять все возможные текущие разногласия, и надеюсь, что встреча в Екатеринбурге позволит сократить число наших разногласий до какого-то взаимоприемлемого минимума.

Что касается прав человека, то, в общем-то, ни для кого не секрет, что под лозунгом их защиты чаще всего проводятся мероприятия, нацеленные на раскол общества. Достаточно посмотреть хотя бы на то, что творится сейчас во Франции, где под лозунгом защиты прав достаточно небольшой части общества ущемили со страшной силой интересы явного и бесспорного большинства. Я думаю, что разногласия по поводу прав человека могут быть сняты через наше предложение для начала четко сформулировать, права каких именно людей и от кого именно европейцы намерены защищать.

- Так это вроде бы и не скрывается - права ЛГБТ-сообщества.

- Так вот пусть тогда уточнят, какие именно права им не предоставлены. Как ранее справедливо отметил Владимир Владимирович Путин, у нас нет стремления ущемлять гомосексуалистов ни в учебе, ни в приеме на работу, ни в каких бы то ни было иных вопросах. А то, что они лишены права усыновлять детей, - так это как раз из области защиты прав детей.

 

Кто на сайте

Сейчас 20 гостей онлайн